Гаянэ (gayaneh) wrote,
Гаянэ
gayaneh

В жизни есть вещи, на первый взгляд не стоящие внимания из-за своей обыденности, но при более пристальном рассмотрении обнаруживающие в себе загадки экзистенциального уровня. В частности, я имею в виду стремление людей к единодушию -- к сходным желаниям, сходным взглядам, сходным увлечениям и проч. Например, мой любимый мужчина хочет, чтобы я медитировала, моя подруга хочет, чтобы я занималась контактной импровизацией, а мой сосед хочет, чтобы я поставила картинку на свой десктоп. Как нетрудно догадаться, перечисленные люди сами делают все, рекомендованное мне. И как нетрудно догадаться, я ничего этого не делаю и не имею желания делать. Хотя всем совершенно очевидно, что не медитируя, я не перестану любить, не занимаясь контактной импровизацией, не перестану дружить, и уж тем более не перестану быть соседкой без картинки на десктопе, упорство, с которым эти желания продолжают добиваться своего, явно достойно лучшего применения.
Согласитесь, описанное явление весьма распространено, причем настолько сильно, что его практически не заметно.
И вот мне интересно, конечно же, докопаться до сути, до корней, до сердцевины. Почему люди так упорно стремятся к единодушию, не взирая на неуспех и бессмысленность своих действий?
Самый романтичный ответ: они хотят поделиться собственной радостью. Признаться, такое объяснение вызывает у меня скепсис, не смотря на то, что я скорее гуманист, чем мизантроп.
Самый циничный ответ: люди хотят самоутвердиться. Это уже, пожалуй, ближе к истине, но как-то чересчур примитивно.
Когда я задумываюсь обо всем об этом, мои мысли неизбежно начинают крутиться вокруг ощущения тотального одиночества, страха перед ним и желания преодолеть его любой ценой. Иметь одно и то же желание и один и тот же взгляд на вещи -- это очень мощный аргумент против ощущения тотального одиночества. И вот, когда в поле твоего зрения появляется объект, подающий надежды на то, что с ним можно сыграть в эту игру, игра начинается.
Все это приводит к неспособности согласиться с тем, что другой человек -- другой. Страх перед ощущением тотального одиночества не позволяет человека увидеть, принять и полюбить, и парадоксальным образом не разрушает, а закрепляет одиночество. Он, этот страх, не совместим ни с какой свободой, поэтому я должна поставить картинку на свой десктоп.
Картинка на десктопе становится сакральным явлением, разрущающим стены отчуждения и непонимания, и приобщающим нас к всеобщему океану Целого. Только одна беда -- это все обман и неправда.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 17 comments